Рубрика «Разное-личное»

Про опоры

Есть у меня особенность видеть в окружающем пространстве психологические метафоры. Люблю их фотографировать. Может быть когда-нибудь соберу из них свою колоду метафорических карт. Сегодня, например, вот такая иллюстрация реальности.

Кажется, что паучок валится в бездну. Хрупкость бытия. Но на самом деле паучок плетет паутину. Паучок создаёт для себя опору. Если я её не вижу, это не значит, что её нет. Достаточно осознать, что паучок не может болтаться просто в воздухе. Приглядеться. И увидеть тонкую паутинку, которая при этом достаточно прочная. Настолько, что не рвётся на ветру. Колышется. Но не рвётся. И даже если порвётся, у паучка достаточно ресурсов, чтобы сплести себе новую паутину.

Прорвёмся

Любые изменения в жизни вызывают стресс. Даже те, которые ожидаемые и запланированные.

Например, рождение ребёнка или переезд в новую квартиру. Даже имея огромный ресурс радости, мы переживаем стресс. Что уж говорить о случаях, когда изменения врываются в нашу жизнь внезапно, без предупреждения. В этот момент может казаться, что земля ушла из-под ног. Пошатнулись прежние опоры. Запускаются все классические стадии проживания потери. Потери чего? Потери прежнего образа жизни. Потери уверенности и стабильности.

Какие это 5 стадий?
🔹Отрицание («Нет никакого вируса. И карантина тоже нет»)
🔹Гнев (Вообще-то здоровый гнев на ситуацию. Но мозг говорит, злиться на вирус странно, давай злиться на мужа и детей. Отсюда повышенная раздражительность)
🔹Торг (С собой, с начальником, с мужем, с детьми, с помощниками. Поиск новых вариантов взаимодействия)
🔹Печаль («Я конечно открыл глаза на новую реальность, и кажется, даже адаптировался, но как же было хорошо до этого»)
🔹Принятие.

В стадии принятия эмоциональное состояние выравнивается. Из ровного эмоционального состояния вам уже не так остро нужны какие-то советы экспертов по налаживанию работы из дома или как не развестить в этот период. Ответы как будто сами загружаются в мозг, рождаются изнутри. Поэтому, главное прийти в эту точку принятия.

Что помогает принятию? Как вариант, мантра «Пока так» Пока – это про конечность периода. Карантин закончится, дети пойдут в садик, работа возобновиться. В ситуации неопределенности нам не хватает опор. Значит, эти опоры нужно создать. Например, решить, что карантин на две недели. Две недели выдержать легче, чем неопределенность. Конечно, есть риск, что через две недели карантин не закончится. Тогда договариваемся с собой на новый период «Пока так». Это похоже на длительный поход с остановками. «Сколько нам ещё идти? Пока идём вон до того холма, а там видно будет» Если не видно ресурса в будущем, его надо создать в настоящем. Держать фокус внимания на простых шагах, простых действиях и достижении маленьких целей в настоящем.

Есть ещё вторая действующая мантра: «Прорвёмся»

Реакции на стресс

Состояние: слегка штормит. Сложно никак не соприкасаться с процессами, происходящими в стране и мире. Да и не нужно. Не мой этот способ.

Есть разные реакции на стресс: бей, беги/прячься, замри.

Люди с реакцией «бей» испытывают подъем энергии, переходят к активным действиям. Это те, кто в кризисе начинают новые проекты. Это те, кто на волне кризиса поднимают продажи. Моментально перестраиваются под новые потребности социума. Я ими любуюсь. Но я так не могу.

У меня привычная реакция на стресс — замирание. Я замедляюсь. Я наблюдаю за происходящим без активных действий. Сейчас я ем, сплю, гуляю, читаю, работаю в сниженном темпе. Не строю планов на будущее.

Люди с реакцией беги/прячься уезжают подальше от людей или отключаются от информационного потока. Если нет возможности спрятаться физически, то хотя бы спрятаться от новостей.

Ни одна реакция не хуже и не лучше других. Есть подходящая и не подходящая. Если я буду реагировать не так, как естественно для меня, то я уйду в ещё больший стресс. Поэтому никаких активных действий. Замираю.

Про седину

Первая седая прядь у меня появилась в 7ом классе. Тогда это было воспринято как «надо же, как интересно волосы выгорели» В 8ом классе стало понятно, что не выгорели. В 9ом я начала красить волосы. Сначала хной, потом стали доступны краски. С масс маркет и «мама покрась меня» переходила на салонные услуги. За 25 лет моей «красочной» жизни я успела побывать блондинкой, брюнеткой, разнооттеночно-рыжей. Успела забыть, какого цвета мои волосы на самом деле. Закрашивать отрастающие корни нужно было раз в три недели. После процедуры окрашивания неделю голова чесалась (реакция кожи на краску) Вот так, на протяжении многих лет, неделю чесалась, две недели «ходила красивой», а потом снова подкрашивала корни.

В 2018 году я открыла для себя Наталью Качуру. Попала на её курс. Очень крутой. Нет, курс не перевернул моё сознание в один момент. Я после курса пошла и как обычно покрасила волосы. Но всё услышанное впитала. По скорости реакции я — тормоз. Перемены во мне созревают медленно. Медленно я отказывалась от моих «не моих» вещей. Читала страницы Натальи в соцсетях, обращая особое внимание на её коллажи, сравнивающие женщин с покраской и своим цветом. Медленно вызревала моя решимость больше не красить волосы. Спустя 26 месяцев после последнего окрашивания на кончиках волос ещё сохраняется неродной цвет.

Конечно, приходилось выдерживать напор социума. «Надо красить» — говорили парикмахеры. «Надо красить» — говорила сестра, — «Ты же сразу себе возраст добавляешь!» «Может всё-таки покрасить?» — предлагала мама. И даже было: «Покрасьте корни. Это не эстетично» — так однажды написали мне в комментариях под постом. Однако моей решимости это не убавляло.

Мне нравится результат. Это удобно. Мне нравится, что больше не нужно подкрашивать корни и терпеть кожный зуд. Мне нравится быть собой.

Второй устойчивый эффект после Качуры – минималистичный гардероб. Зайдя в магазин, обычно выхожу с пустыми руками. Потому что: «Это не мой цвет, это не мой размер, это не мой фасон, а это не для моего архетипа» Зато, то, что подойдёт по всем параметрам, автоматически сочетается с остальными моими вещами, носится долго и радует. Наталья, спасибо.

Наследуемые практики

В книге «Секреты спокойствия Ленивой мамы» я писала о наследуемых практиках — это какие-то формы поведения, которые по разным, очевидным и неочевидным, каналам передаются следующим поколениям.

Я помню, как менялась бабушка с приходом весны. Зимой она сидела в кресле перед телевизором и вязала. А весной включалась другая субличность. Снег ещё не сошёл, а она проводила ревизию семян. Доставала коробку и перебирала пакетики. Потом пересаживала домашние «садинки», подрезала герань. Потом выращивала рассаду, прикрывая плёнкой, затеняя газетками. А уж когда снег сходил – работа кипела до поздней осени.

Наше детство проходило преимущественно у бабушки в огороде. Там можно было лопать ягоды и играть в прятки. В борьбу с сорняками нас тоже включали. Мы ворчали, что когда вырастем, никакого огорода у нас не будет.

В какой-то момент наши родители решили, что одного огорода на четыре семьи маловато, и взяли по садовому участку. Строили дома. Садили плодовые деревья. Обменивались саженцами. Поначалу было интересно, потому что садовые участки рядом и можно было в перерывах между исполнением трудовой повинности играть с двоюродными братом и сестрой. Но они были старше, выросли раньше, в сад ездить перестали, отвоевав себе в подростковом возрасте право игнорировать земледельческое хобби родителей. «Никогда никакого огорода»

Прошло двадцать пять лет и брат переехал из квартиры в дом. Потом сестра с мужем продали квартиру и купили дом. Вдруг стало интересно садить морковку. По этому поводу в семье шутят «Чем старше – тем ближе к земле», «Ещё одного к земле потянуло» Потом и мой родной брат поменял квартиру на дом. Ещё один, двоюродный, дом строит.

Этой весной поймала себя на абсолютно иррациональном при моём образе жизни желании купить дом с участком. Откуда это? Всё просто. Это семейное. Я перешла сорокалетний рубеж, а в нашей семье все, кому за 40, покупают дом. От дома я себя отговорила, но наследуемая тяга к земледелию тем не менее проявляется. Для этого есть подоконники и лоджия. По весне я, как моя мама, как бабушка, достаю свою коробочку с семенами и луковицами. Пересаживаю цветы и герань обновляю. Это мой наследуемый способ чувствовать весну.

Почему крайности — это хорошо

Раз уж подняла вчера тему крайностей, продолжу. Есть у меня гипотеза, что в масштабе всего социума крайности – это хорошо. Хорошо, когда есть люди, которые берут на себя миссию проявлять крайность. Потому что это помогает остальным искать себя. Мы не можем найти середину отрезка, не видя его концов.

К человеку, который имеет противоположное мнение можно относиться с уважением и даже благодарностью, потому что он, занимая своё место, поддерживает баланс.

Антипрививочники могут безопасно существовать только потому, что есть те, кто агитирует за прививки и ставит их. Представьте, как возросли бы риски встретиться с инфекцией, если бы абсолютно все отказались от прививок?

Люди умственного труда могут заниматься любимым делом и развиваться в этом направлении только потому, что кто-то берёт на себя тяжелый физический труд.

Творческие люди могут заниматься творчеством, потому что есть те, кто берёт на себя рутину.

Красивые люди. Модные, стильные, ухоженные имеют такой эффект — ВАУ! – на контрасте с теми, кому глубоко плевать на стиль, моду, бьюти-процедуры. Иначе все были бы примерно одинаковые.

«Богини домашнего очага», осуждающие тех, кто «пашет как лошадь», вообще-то пользуются результатами их труда.

Многодетные люди, резко осуждающие чайлдфри, скорее всего не задумываются о том, что именно благодаря чайлдфри они имеют возможность быть многодетными. Иначе бы было перенаселение и «одна семья – один ребёнок»

Люди, осуждающие «паникёров» — не надо так. Благодаря тому, что «паникёры» сидят дома, для вас тоже происходит уменьшение рисков. И хорошо, что есть, кто не засел дома, а продолжает работу, в том числе обеспечивая нужды самоизолировавшихся граждан. Кто-то же должен доставить продукты, заказанные на дом.

«Фу!» — говорят пять человек из десяти на нашей вечеринке, глядя на сыр с плесенью. Я не пытаюсь их переубедить. Хорошо, что они ненавидят «дор блю». Мне больше достанется.

Дорогие «полюса», хорошо, что мы есть друг у друга.

Картинка к посту — моя попытка изобразить эту мысль графически.

Как правильно загадывать желания?

Да как хочется.

Потому что все правила загадывания — это кем-то когда-то придуманная условность. Это гипотеза, опирающаяся на личный опыт и наблюдения кого-то там.

«Формулировать желания нужно в настоящем времени».
«Формулировать, как уже свершившийся факт».
«Не использовать в формулировке частицу «не», так как подсознание эту частицу не воспринимает». Правда? А ничего, что само подсознание — это тоже придуманная условность? Как материя — не существует. Только как вербальный конструкт, помогающий описывать процессы.

Да, происходят какие-то психические процессы, которые мы осознавать не успеваем. Скрытая от нас самих работа мозга. Тут я себя понимаю и контролирую, а тут — не пониманию и не контролирую, на каком-то автоматизме функционирую.

Работа с бессознательным — это когда мы поведенческие реакции выводим на уровень понимания, чтобы попробовать в дальнейшем эти процессы контролировать. Так вот эта работа гораздо глубже и серьёзнее, чем «правила формулировки», потому что все мы разные и на уровне сознания, и на уровне, где себя не осознаём.

Поэтому то, что круто работает у одного, может не работать у другого. Тараканы-то у всех разные. (Моим тараканам ваще пофиг, по какой форме я с ними своими желаниями делюсь.) То, что ментальные тараканы — это тоже придуманная условность, пояснять ведь не надо?

Поэтому, загадывайте как хочется.
С пеплом в шампанском. Со свечкой на растущей луне. С коллажем по фен-шую. С обережной куклой. С целями по SMARTу. Лишь бы это ваших тараканов успокоило и вселило надежду.

1 2 3 4 5 6 7
Вверх