Рубрика «Счастливое родительство.»

Мальчикам – куклы. Девочкам – машинки

Надо ли нервничать, если ребёнок тянется к «не тем» игрушкам? Например, девочка играет машинками, а мальчик куклами?

Дети воспроизводят в играх то, что они видят вокруг себя. Подражают взрослым. Подражают другим детям.

Если мамы водят автомобили, почему девочки не могут играть машинками? И перевозить песок в кузове грузовичка тоже может быть интересно. В чём принципиальная разница: насыпать песок в ведёрко или в кузов?

Молоточком гвоздики заколачивать тоже может быть интересно и развивающе. Координацию движений развивает. Я не призываю вручать девочкам молоток. Но если девочке интересно попробовать, то запрещать, пожалуй, не стоит.

Если папы гуляют с колясками, почему бы мальчику не покатать куклу в игрушечной коляске? Особенно, если это делает старшая сестра, за которой хочется повторять. А ещё интересно искупать пупса и накормить его кашей. Папы ведь купают детей? Мальчик играет в папу и с этим всё нормально.

Мальчик может взять игрушечный стетоскоп, шприц и полечить куклу, играя в доктора. Или играть в повара, знакомясь с миром профессий. Игровой набор «посуда» — он не только для девочек. Если мужчина возьмёт в руки сковородку он перестанет быть мужчиной?

Секреты спокойствия при ДО

Дистанционное обучение: посмотрела, понаблюдала, подышала. Пришла к следующим выводам.

Самое главное – не начать воевать. Не противопоставлять себя, не вставать в оппозицию к ребёнку, учителю, системе, другим родителям класса. Война жрёт нервные клетки. Есть ситуация, внезапно свалившаяся на всех. Учителям сейчас не легче, чем родителям или ученикам. Всем нужно время на адаптацию и выработку оптимальных стратегий.

Расставить границы. Чтобы не всё время думать об уроках. Учителям особенно важно. Определить час, после которого прекращается общение с родителями учеников, не проверяется информация по урокам. Важно «выходить с работы» и «из школы»

Расставить приоритеты. Это даже не про выбор важных/не важных предметов. Это про жизненные приоритеты. Важнее сохранить не успеваемость по предметам на должном уровне, а хороший микроклимат в семье.

Если класс выпускной, сосредоточиться на подготовке к экзаменам. Если не выпускной, то вообще можно не париться. Ничего такого ужасного не случится, даже если вообще за недели карантина никаких знаний не добавится. Всё потом можно будет нагнать. Сентябрь начнётся с повторения пройденного материала.

Воспринимать задачей периода не увеличение объёма знаний, а формирование навыка самоорганизации. Это очень крутая развивающая задача. Если раньше соблюдение режима труда и отдыха, составление расписание, контроль над деятельностью лежали на школе и учителях, то теперь их можно делегировать ребёнку. Постепенно, через сотрудничество, обсуждение и постепенное ослабление родительского контроля. Во сколько ты сядешь за уроки? С какого предмета начнешь? С чем ты можешь справиться сам, а где тебе понадобится моя помощь? Как думаешь, сколько времени тебе понадобится? Что тебя будет мотивировать? Что поможет преодолеть сопротивление? В конце дня обсудить результаты. Нет, не оценки. Сейчас важнее процесс. Что получилось, а что не получилось? Что можно изменить? Что улучшить?

Вчера заметила, что старший сделал за младшего английский, чтобы тот быстрее освободил компьютер для игр. Ну что ж, навык сотрудничества тоже развивается)

Про карусель

Игровым площадкам моего детства я бы дала название «остаться в живых» Балансиры переворачивались, качели делали «солнышко» Карусель с сильным креном на бок крутилась с бешенной скоростью. Её недостаток был в отсутствии поручней. Всё, что не монолитный диск, не выдержало интенсивной эксплуатации и отломилось. Из ограждения по периметру осталось два штыря, за которые можно было сильно-сильно раскрутить. Задача​ — удержаться на диске – не из лёгких. Точнее, практически невыполнима. Зависит от гуманизма тех, кто раскручивает. Обычно всё заканчивалось тем, что пассажиры с карусели вылетали. Это был наш аналог игры «Царь горы». Здесь выигрывал тот, кто вылетел с карусели последним. ​

А ещё была специфичная карусель, которая называлась «Гигантские шаги» или короче: «Гиганты». Она представляла из себя высоченный столб с подшипником на верхушке, откуда почти до земли спускалась верёвка, заканчивающаяся большой петлёй. В эту петлю нужно было сесть, зацепиться острыми тазовыми косточками и бежать вокруг столба. При достаточном наборе скорости, можно было оттолкнуться, поджать ноги, и теперь лететь вокруг столба. Проблема была в том, что от дождей подшипник заржавел и иногда буксовал. И тогда верёвка, продолжая полёт по инерции, моментально обматывалась вокруг столба. Если вовремя не включить тормоз, упираясь пятками, то можно было поцеловать столб или больно долбануться об него затылком. ​

В целях безопасности мне на этой карусели кружиться запрещали. Каждый раз, когда мы отпрашивались на площадку (а она была не под окнами, а в конце улицы), меня отпускали с напутствием: «Только не Гиганты!» Но Гиганты входили в обязательную программу посещения площадки нашей компанией. Мне — пять, остальные — школьники. Выбор у меня был невелик: стоять в стороне и смотреть как кружатся другие, чувствовать себя чужой на этом празднике жизни, либо нарушать запрет и врать, что не подходила к Гигантам. Какое-то время я честно держалась. Но соблазн был слишком велик, больше меня…

Ситуации, когда ребёнок врёт, провоцируются родителями. А вы помните когда, при каких обстоятельствах, из какой потребности врали родителям?
Какой реакции, каких последствий вы хотели избежать?
Каким должно было быть поведение/решение/реакция родителей, чтобы у вас не было необходимости им врать?

Ребёнок врёт

«А давай не будем папе говорить, что я тебе игрушку купила, а то папа сердиться будет. Скажем, что бабушка подарила»

«Не хочу сейчас с бабушкой разговаривать. Ответь на звонок, пожалуйста. Скажи, что мама в ванной»

«Ой, проспали. Скорей-скорей, собирайся! Ваши уже на прогулку выходят! Воспитателю скажем, что с утра в поликлинику ходили»

«Девочки, спасибо, что пришли в гости. Только Ленке не говорите, что встречались. А то она обидится, что её не позвали… Зайчик, иди, скажи тётям: «До свидания!»

«Съешь, внучек шоколадку. Мама не разрешает? Так мы ей не скажем»

«Я тебе куплю картошку фри. Только маме не говори, что мы в Макдональдс заезжали»

А через пару лет на приёме у детского психолога: «У нас проблема. Ребёнок постоянно врёт»

Понятно, что это не единственная причина, по которой ребёнок врёт. Но хотя бы фактор личного примера исключите.

Врут обычно тому, кому правду говорить не хочется. Почему не хочется? Причины разные.

1. Потому что последует наказание. Чего-то лишат. Куда-то не отпустят. Хочется сохранить планы, бонусы, привилегии.

2. Потому что это единственная возможность удовлетворить потребность. (Например, единственная возможность иметь карманные деньги – сказать, что потерял сдачу).

3. Потому что близкие, узнав правду, очень расстроятся. Хочется поберечь их нервы.

4. Потому что последуют нудные нотации, критика, осуждение. Хочется избежать неприятного разговора.

5. Потому что хочется сохранить хорошее мнение о себе. Произошедшее событие заливает ребёнка жгучим стыдом, и этот стыд будет в разы сильнее, если ещё кто-то узнает.

Поэтому, если ребёнок врёт, то можно задаться вопросом: «А что я, как родитель, не так делаю? Почему ребёнок мне не доверяет? Достаточно ли я устойчив в глазах ребёнка или он считает необходимым оберегать меня от негативных эмоций? Достаточно ли я безопасен? Не слишком ли строг? Видит ли ребёнок во мне поддержку?»

Особенно сложно с первой причиной. Порой приходится прибегать к ограничениям. Порой наказание кажется единственным эффективным методом воспитания. Но! Если вы замечаете, что наказание или ограничение провоцирует виртуозное враньё, то это повод задуматься и расставить приоритеты. Важнее сохранить иллюзию родительской власти или доверительные отношения с ребёнком?

Это не относится к ситуациям, когда ребёнок фантазирует, чтобы приукрасить действительность.

Есть ещё один тип вранья, безобидный. Даже язык не поворачивается враньём назвать. Больше подходит «привирает» или «преувеличивает».

Характерен и для детей, и для взрослых.

Для «звёзд», нарциссов – из потребности привлечь внимания к себе.

Для натур творческих, эмоциональных, драматичных — из желания приукрасить действительность, добавить красок, комедии или трагедии. Чтобы в жизни – как в сериале или романе. Им так жить интереснее.

«Всю неделю провалялись с температурой под 40! Все пластом лежали! Даже кошка грипповала!» По факту не все, а три человека из четырех. И не неделю, а три дня. И не 40, а 38.1. А кошку просто один раз вырвало.

«Контрольная такая сложная была! У всех двойки! Почти» На самом деле двоек меньше половины класса.

«Меня сегодня Дима с разбега толкнул, я летела от скамейки до качелей» Дима бежал мимо, случайно зацепил. Девочка из желания «дать сдачи» побежала за Димой, поскользнулась, упала.

«Такое кино смешное было! Папа ржал не переставая на весь зал. Даже менеджер кинотеатра пришла спросить, всё ли с ним в порядке или скорую вызвать» Ну и что, что не было менеджера. А если бы был, как бы было интересно.

Если ваш ребёнок склонен к такому «приукрашиванию» действительности, необязательно каждый раз выводить его «на чистую воду». Если сказанное затрагивает других людей, можно перепроверить информацию, выслушав их версию, прежде чем предпринимать какие-либо действия.

Наследуемые практики

В книге «Секреты спокойствия Ленивой мамы» я писала о наследуемых практиках — это какие-то формы поведения, которые по разным, очевидным и неочевидным, каналам передаются следующим поколениям.

Я помню, как менялась бабушка с приходом весны. Зимой она сидела в кресле перед телевизором и вязала. А весной включалась другая субличность. Снег ещё не сошёл, а она проводила ревизию семян. Доставала коробку и перебирала пакетики. Потом пересаживала домашние «садинки», подрезала герань. Потом выращивала рассаду, прикрывая плёнкой, затеняя газетками. А уж когда снег сходил – работа кипела до поздней осени.

Наше детство проходило преимущественно у бабушки в огороде. Там можно было лопать ягоды и играть в прятки. В борьбу с сорняками нас тоже включали. Мы ворчали, что когда вырастем, никакого огорода у нас не будет.

В какой-то момент наши родители решили, что одного огорода на четыре семьи маловато, и взяли по садовому участку. Строили дома. Садили плодовые деревья. Обменивались саженцами. Поначалу было интересно, потому что садовые участки рядом и можно было в перерывах между исполнением трудовой повинности играть с двоюродными братом и сестрой. Но они были старше, выросли раньше, в сад ездить перестали, отвоевав себе в подростковом возрасте право игнорировать земледельческое хобби родителей. «Никогда никакого огорода»

Прошло двадцать пять лет и брат переехал из квартиры в дом. Потом сестра с мужем продали квартиру и купили дом. Вдруг стало интересно садить морковку. По этому поводу в семье шутят «Чем старше – тем ближе к земле», «Ещё одного к земле потянуло» Потом и мой родной брат поменял квартиру на дом. Ещё один, двоюродный, дом строит.

Этой весной поймала себя на абсолютно иррациональном при моём образе жизни желании купить дом с участком. Откуда это? Всё просто. Это семейное. Я перешла сорокалетний рубеж, а в нашей семье все, кому за 40, покупают дом. От дома я себя отговорила, но наследуемая тяга к земледелию тем не менее проявляется. Для этого есть подоконники и лоджия. По весне я, как моя мама, как бабушка, достаю свою коробочку с семенами и луковицами. Пересаживаю цветы и герань обновляю. Это мой наследуемый способ чувствовать весну.

Почему крайности — это хорошо

Раз уж подняла вчера тему крайностей, продолжу. Есть у меня гипотеза, что в масштабе всего социума крайности – это хорошо. Хорошо, когда есть люди, которые берут на себя миссию проявлять крайность. Потому что это помогает остальным искать себя. Мы не можем найти середину отрезка, не видя его концов.

К человеку, который имеет противоположное мнение можно относиться с уважением и даже благодарностью, потому что он, занимая своё место, поддерживает баланс.

Антипрививочники могут безопасно существовать только потому, что есть те, кто агитирует за прививки и ставит их. Представьте, как возросли бы риски встретиться с инфекцией, если бы абсолютно все отказались от прививок?

Люди умственного труда могут заниматься любимым делом и развиваться в этом направлении только потому, что кто-то берёт на себя тяжелый физический труд.

Творческие люди могут заниматься творчеством, потому что есть те, кто берёт на себя рутину.

Красивые люди. Модные, стильные, ухоженные имеют такой эффект — ВАУ! – на контрасте с теми, кому глубоко плевать на стиль, моду, бьюти-процедуры. Иначе все были бы примерно одинаковые.

«Богини домашнего очага», осуждающие тех, кто «пашет как лошадь», вообще-то пользуются результатами их труда.

Многодетные люди, резко осуждающие чайлдфри, скорее всего не задумываются о том, что именно благодаря чайлдфри они имеют возможность быть многодетными. Иначе бы было перенаселение и «одна семья – один ребёнок»

Люди, осуждающие «паникёров» — не надо так. Благодаря тому, что «паникёры» сидят дома, для вас тоже происходит уменьшение рисков. И хорошо, что есть, кто не засел дома, а продолжает работу, в том числе обеспечивая нужды самоизолировавшихся граждан. Кто-то же должен доставить продукты, заказанные на дом.

«Фу!» — говорят пять человек из десяти на нашей вечеринке, глядя на сыр с плесенью. Я не пытаюсь их переубедить. Хорошо, что они ненавидят «дор блю». Мне больше достанется.

Дорогие «полюса», хорошо, что мы есть друг у друга.

Картинка к посту — моя попытка изобразить эту мысль графически.

Почему психологи противоречат друг другу?

Пишут: «Детей надо хвалить» А потом пишут: «Не подсаживайте ребёнка на похвалу»
Пишут: «Дайте ребёнку свободу!» А потом пишут: «Ребёнку нужны границы!»
Пишут: «С детьми надо играть!» А потом пишут: «Ребёнок должен уметь играть самостоятельно»
Пишут: «Не давайте ребёнку гаджеты!» И тут же: «Запретом невозможно решить проблему зависимости!»
Вот как так? Кого из них слушать? Кому верить? Почему эти специалисты противоречат друг другу?

Я вам более того скажу, я могу сама себе противоречить при разговоре с разными клиентами. Почему такая непоследовательность? Давайте объясню на примере притчи.

К мудрецу пришёл за советом человек и сказал: «Мне пришла идея»
«Немедленно реализуй её, не раздумывай! Начни делать прямо сейчас!» — сказал мудрец.
Потом второй человек пришёл за советом: «Мне пришла идея»
«Подожди, не спеши, сперва всё обдумай, просчитай» — сказал мудрец.
Его сын, который слышал напутствие отца первому и второму человеку, спросил: «Папа, почему ты дал противоположные советы?»
«Потому что первый всегда думает, а пока думает, перегорает. А второй сразу начинает делать, не подумав, и допускает много ошибок»

Эти два человека были каждый в своей крайности. До «золотой середины» их нужно было направить в противоположные стороны.

Вирусный эффект в сети имеют цепляющие тексты, написанные на эмоциях. Сильные эмоции возникает при встрече с крайностью. Специалисту №1 попадаются люди преимущественно с одной крайностью. (Ну, или он только их замечает) И он пишет текст, вектор которого, условно, отправляет всех вправо. Специалист №2 обращает внимание на людей с другой крайностью и пишет текст, отправляющий влево. Это такой способ привести общество к балансу.

Это даже хорошо, когда встречаются противоположные мнения. Потому что мозг включается. Потому что начинаешь критически оценивать информацию, искать дополнительную, анализировать, выбирать, что больше подходит лично тебе.

А ещё бывает, что только заголовки сильно утрирующие смысл, выглядят как противоречивые, но если углубиться в содержание, то становится понятно, что тексты об одном: не уходите в крайность, ищите баланс.

1 2 3 4 5 6 7 8
Вверх