Мальчикам – куклы. Девочкам – машинки

Надо ли нервничать, если ребёнок тянется к «не тем» игрушкам? Например, девочка играет машинками, а мальчик куклами?

Дети воспроизводят в играх то, что они видят вокруг себя. Подражают взрослым. Подражают другим детям.

Если мамы водят автомобили, почему девочки не могут играть машинками? И перевозить песок в кузове грузовичка тоже может быть интересно. В чём принципиальная разница: насыпать песок в ведёрко или в кузов?

Молоточком гвоздики заколачивать тоже может быть интересно и развивающе. Координацию движений развивает. Я не призываю вручать девочкам молоток. Но если девочке интересно попробовать, то запрещать, пожалуй, не стоит.

Если папы гуляют с колясками, почему бы мальчику не покатать куклу в игрушечной коляске? Особенно, если это делает старшая сестра, за которой хочется повторять. А ещё интересно искупать пупса и накормить его кашей. Папы ведь купают детей? Мальчик играет в папу и с этим всё нормально.

Мальчик может взять игрушечный стетоскоп, шприц и полечить куклу, играя в доктора. Или играть в повара, знакомясь с миром профессий. Игровой набор «посуда» — он не только для девочек. Если мужчина возьмёт в руки сковородку он перестанет быть мужчиной?

Токсичные советы

Бывают советы токсичные. Они вроде бы и верные, и легальные (в смысле, человек сам совета попросил) Но что-то ему от совета сильно плохо. Не от результата, когда он сделал, как посоветовали, а в процессе, когда просто слушает. Просто слушает, а хочется при этом, то ли плакать, то ли кричать, то ли уши заткнуть. Сам не рад, что совета просил. Почему такая реакция может быть? Зависит от мотивации того, кто советует. Он может хотеть помочь исправить ситуацию. А может хотеть исправить другого человека. Спрашивающего — исправить. И тогда вместо совета по ситуации человек получает замаскированную под совет критику. «У тебя всё так, потому что ты какой-то не такой. Таким как ты быть нельзя. Давай тебя поменяем. Это ты сам причина всех неудач» Слова при этом могут быть другие, нейтральные, в вежливость завёрнутые, но смысл послания чётко считывается. Человек, которые советует, в этот момент находится как бы свысока, принижая собеседника: «Со мной то всё ок, а вот тебя надо исправить» А представляете каково  получить такой токсичный совет ещё и без запроса? Очень сложно в такой ситуации сдержаться и не сказать что-то резкое. А в ответ часто звучит: «А чё такого, я же хотел как лучше, хотел помочь тебе» И вот ты уже неблагодарный грубиян…

Свои советы тоже не мешает проверять на токсичность. Особенно по отношению к детям, потому что их чаще других хочется исправить. Советовать безопасно для другого можно из состояния принятия: «С тобой всё ок. Но если ты хочешь другой результат, давай попробуем что-то изменить в действиях» Дети тогда более восприимчивы к советам. От токсичных советов они часто закрываются, чтобы сохранить ощущение «со мной всё ок»

Непрошеные советы

Непрошеный совет – это нарушение границ личности. Но это не однозначное зло. (Я щазз опять буду усложнять когнитивную картину мира) Зависит от разных факторов. От ситуации, от ваших отношений с человеком, от характера совета, от состояния советующего, от состояния человека, которому совет адресован и т.п. Тут нужна тонкая со-настройка себя и другого. Отслеживать свои импульсы и обратную реакцию. Улавливать, когда надо остановить себя, а когда пора попросить другого остановиться. В моём окружении есть люди, от которых я легко и спокойно приму непрошеный совет. И сама могу посоветовать. Ребёнок, например. Советую часто. Но если увижу, что в ответ он психует, заткнусь.

Проведу аналогию. Объятия – это ведь тоже вторжение в личные границы. Но будет ли адекватен человек, который никогда не протянет руки для желанных обнимашек до тех пор, пока его об этом не попросят? Всегда ли уместно спрашивать любимых: «Можно тебя сейчас обнять? А поцеловать?» Может оно и уместно, но как-то слишком формализовано. А как же спонтанная реакция на голый торс любимого? Ситуации разные, отношения разные, настроение разное. С этим человеком едва знаком, его и обнимать не хочется. А это – очень близкий человек, его можно обнять без спроса. Этот тоже близкий, и обычно не против телесного контакта, но похоже, что сейчас его лучше не трогать, он в состоянии колючего ежа.

Внимательное наблюдение за собой и другим – лучше общих строгих правил. Общие правила – они для людей «вообще». Чем ближе мы узнаём человека, чем дольше наше общение, тем больше появляется правил личных и отличных от других, а ещё в этих правилах появляются исключения, какие-то табуированные темы, слова, касания.

А теперь метафора. Есть высокий забор и ворота. За забором есть дом и двери. В доме есть спальня. Кому-то можно без стука входить в спальню. Кого-то по предварительному звонку пустят в дом. Кого-то оставят за воротами. Правила не могут быть для всех одинаковы. Потому что в этом случае либо всех держим за воротами (невозможность выстроить близкие отношения), либо все шастают по дому (отсутствие безопасности) А нам нужна и близость, и безопасность.

Как воспринимать советы

Советовать человек может только из своей картины мира. Она строится из полученных знаний и полученного опыта, личного и профессионального. Чем шире этот опыт, чем глубже знания, тем выше область практического применения его советов. Потому что возрастают шансы, что картина мира человека, дающего совет, настолько разнообразна, что найдёт пересечение с картиной мира принимающего. И тогда совет подойдёт.

Парадокс в наблюдаемой закономерности: чем шире опыт и область знаний, тем меньше человек склонен давать советы. Если начинает советовать, то советы не имеют категоричного характера. Там много всяких допущений, исключений, разветвлений: «Если так, то так, но если так, тогда вот так. И то, если у вас нет вот этого» У человека с когнитивно простой картиной мира есть иллюзия, что он знает правду, и стремление всех этой правде обучить. О том, что есть множество факторов, делающих его картину мира не похожей на картину мира другого, он и не догадывается.

Ещё бывает так, что совет даётся конкретным людям с совпадающей картиной мира, а примеривают его другие и обесценивают.

Для иллюстрации, совет, чем накормить десяток гостей, внезапно заглянувших на огонёк: «Если к вам неожиданно пришли гости, пошлите девку в погреб, пусть она принесёт холодной телятины и клубники со сливками. Это будет вполне прилично»

Какая девка? Какой погреб с холодной телятиной? Какой бредовый совет! Между прочим, это цитата из книги Елены Молоховец «Подарок молодым хозяйкам или средство к уменьшению расходов в домашнем хозяйстве», Россия, середина 19 века. Бестселлер своего времени. Совет мне не подошёл не потому, что он плох, а потому что картина мира автора сильно отличается от моей.

Я сейчас дам советы по советам)
1. Прежде чем воспользоваться чужим советом, проверьте, в схожих ли вы условиях находитесь. Например, чудо-диета, на которой похорошела подруга, может не подойти мне из-за индивидуальной реакции организма.
2. Неподходящий совет можно обесценить, а можно адаптировать под свою реальность. Сделать перевод с чужой картины мира на свою. Выше упомянутый совет Молоховец можно для себя перевести так: «На случай внезапной потребности накрыть на стол надо иметь в морозилке запас полуфабрикатов»

Продолжая тему советов.

Человек, запертый в квартире с двумя школьниками, слушает советы человека, проживающего с тремя малышами в загородном доме. «Не давайте детям гаджеты! Чтобы дети меньше просили гаджеты, разнообразьте их среду. Мы для этого поставили на заднем дворе палатку, надувной бассейн, батут!» Мать школьников думает: «Мне бы ваши проблемы» Смотрит на маленький, заставленный балкончик хрущёвки, на хмурое небо, готовое расплакаться затяжным майским дождём, и идёт контролировать процесс дистанционного обучения. Если зайти в комнату бесшумно, то можно «поймать с поличным» детей, переключившихся со скучной школьной презентации на игру. Как им гаджеты не давать, если они теперь по ним учатся?

Здесь главное в жертву не упасть, не думать о ситуации, как о безвыходной. Попытаться адаптировать совет под себя. «Не давать детям гаджеты» меняется на «Не давать бесконтрольно» (У детей слабая волевая регуляция поведения. Им сложно удержать себя от соблазна. Значит, они нуждаются во внешнем контроле) «Разнообразить их среду» можно заменить на «разнообразить их досуг» Чем можно заниматься кроме игр? Блин, если всё время то контролировать, то развлекать, когда работать? Где там советы удалённо работающих мам? Скорее всего они тоже не подойдут. Можно наткнуться на совет «Закройтесь в комнате, чтобы вас не отвлекали» Упс, а если комната всего одна? Опять требуется адаптация совета. «Закройтесь в комнате» — это же про границы. Значит, каким-то образом нужно выстроить границы по рабочему месту и рабочему времени…

При разных картинах мира стратегии не могут быть одинаковыми. Потому что сильные и слабые стороны положения отличаются. Одинаковым может быть только общий принцип: минимизируем негативные факторы, опираемся на сильные стороны положения, ищем или создаём ресурс.

Ресурсы. На каждого человека, который успокаивает нервы вязанием, найдётся человек, которого эта деятельность раздражает. Для меня ресурс – выращивание цветов. Но это точно не для всех. Кому-то скучно, у кого-то аллергия.
Хорошо, что мы все разные.

Игрушечное оружие

Поступил вопрос по поводу отношения к игрушечному оружию. Покупать или нет? Как объяснять ребёнку?

Современное игрушечное оружие часто представляет из себя вариант игры в ляпки, салки, пятнашки с подручными средствами. Когда дети бегают с «нёрфами» или водяными пистолетами – это, можно сказать, развивающая игра. Развивается скорость реакции и меткость. Лазертаг – чем не спортивная игра? «Вышибалы» не вызывает ассоциации с войной? Но ведь принцип тот же самый. В одном случае нужно увернуться от мяча, в другом – от лазера. Кстати, есть стрелковые виды спорта. Оружие — не обязательно про насилие.

Влияние на формирование личности оказывает не сам предмет, а тот смысл, который через предмет транслирует ребёнку значимый взрослый и окружающая среда.

Я не склонна драматизировать. В детстве мы часто играли в «войнушку». У меня даже был собственный пистолет. Потому что очень увлекательно было бахать пистоны. Пистолет для меня не был про убийство. Это была игрушка для извлечения звука и искр из длинной узкой ленточки пистонов. А ещё был пистолет-фонарик чтобы светить. Сейчас у меня дома есть другие пистолеты с хозяйственно-полезными свойствами: клей-пистолет и шуруповерт.

Друзья, всё дошкольное детство палящие по воображаемым врагам из любой палки, не выросли агрессивными. Для детства характерно чёрно-белое мышление: плохо-хорошо, свой-чужой, друг-враг, добро-зло. С палкой в руке можно противостоять силам зла, проживая эмоциональный опыт мужества, геройства, отваги. С возрастом приходит понимание что мир не чёрно-белый.

Что касается моей семьи, сама я не выступала инициатором покупки игрушечного оружия, но и не выступала против, если ребёнок просил. Единственный момент: всегда контролировала с точки зрения безопасности. Никаких мелких пулек малышам. Нельзя стрелять в животных. Даже мягкими патронами «нёрфа», даже водой. В человека можно только при жёстком соблюдении двух условий: это безопасно для здоровья, человек дал согласие на игру. Если стреляешь по мишеням, убедись, что никто случайно не зайдёт в зону обстрела.

Чем занять малыша

Пара постов уже была на эту тему и под каждым всплывали сетования, что «нам не подходит». «Мы маленькие». «А что с малышами?»

С малышами (1-2 года) вообще всё просто. Никаких специальных игр не надо. Для этого возраста характерно познание окружающего мира через чувственный опыт.

Любой предмет для них обладает развивающим потенциалом. Исследуется цвет, размер и другие характеристики. Какой это предмет? Тяжелый или лёгкий? Гладкий или шершавый? Твердый или мягкий? Теплый или холодный? Как он звучит? Как он стучит? Как он летает? Что можно с ним делать? Игрушкой становится любой предмет в зоне видимости. Поэтому убираем то, что категорически нельзя дать малышу, и позволяем знакомиться со свойствами всех остальных предметов.

Стучать половником по крышке кастрюли и поверхности стола, развивая фонематический слух. Звук будет разный. Можно комкать бумагу и бросать её в корзину для бумаг, развивая меткость. Можно месить с мамой тесто. Подойдет любое: дрожжевое, пресное, солёное. Процесс способствует сенсомоторному развитию. Можно раскладывать крупные фасолины по выложенным в ряд пластмассовым крышечкам. По одной фасолине на крышку, по две. Пересыпать чайной ложкой гречку из одной ёмкости в другую. Прятать в банке с крупой маленький предмет и находить его на ощупь. Разматывать и сматывать туалетную бумагу. Рвать на мелкие клочки, делая «снег», параллельно развивая мелкую моторику, а потом укрощать веник с совком для развития крупной. Сматывать и разматывать клубочки. Строить пирамидки из пластиковых контейнеров, найденных на кухне. Прятать один контейнер в другой. Сделать «сортер» из дуршлага и зубочисток. Сделать звуковое лото из киндер-бочонков, наполнив их разными по звучанию сыпучими материалами.

Ещё больше идей в книге «Развивающие занятия Ленивой мамы» Например, 15 игр с носовым платком.

Какая-то там неделя изоляции

Все игрушки и настолки уже надоели. Чем развлечь ребёнка?

Возраст 3-6 лет — благодатный период для творчества. Игра рождается буквально из мусора. Из лоскутов и ниток накрутили куколок. Из пустых коробок соорудили для них дом и мебель. Из пластилина налепили посуду. Это промышленные игрушки в большинстве своём имеют ограниченный функционал, а применение пластилина, скотча, палок, шишек, коробок – безгранично.

Старый одинокий носок может превратиться в перчаточную куклу, если нарисовать или пришить глазки-пуговицы. Раз носок, два носок – и вот уже готов кукольный театр. Потом можно сделать теневой театр, нарисовав силуэты персонажей на картоне, вырезав их и приклеив на деревянные шпажки. Для показа теневого театра понадобится светлый экран (подойдет натянутая однотонная простынь или скатерть) и настольная лампа. Сюжет сказки может рождаться непосредственно в процессе показа. Даже если ребёнок ещё плохо говорит, сыграть спектакль он сможет. Самое главное, чтобы были аплодисменты благодарных зрителей. Зрителями могут быть куклы и мягкие игрушки. А аплодисменты — воображаемые.

И ничего я сейчас не придумала. Просто вспомнила своё детство. Мы умели делать игру из ничего. Мы можем этому научить наших детей.

1 2 3 4 5 6 7 8 27
Вверх