Котопедагогика.

katsЯ не сильна в кошачьей физиологии, поэтому в  вопросе определения пола подобранных на помойке котят поверила экспертному мнению девочки со двора. И только через месяц нашего с котятами совместного проживания ветеринар во время прививочной экзекуции  намекнул, что имя Жорик не очень подходящее для кошечки. Так Жорик превратился в Мусю. Хотя изначально Сашка был более лоялен к первому котенку, и даже назвал его Лешей в честь лучшего друга, особой любовью мой младший сын почему-то воспылал именно к Мусе.

—      Ах ты Муся моя Муся! – нараспев приговаривает Сашка, хватая котенка на руки.

—     Мусечка, умница Мусечка, давай кушай хорошенько! – уговаривает он любимицу, силой удерживая кошачью морду у миски.

Я считаю своим долгом вмешаться:

—     Санька! Не заставляй котенка есть! Отпусти! Захочет – придет и поест.

—    Она мало поела!

—     Сашка! Я тебя когда-нибудь есть заставляла?

—     Нет.

—     А если я тебя буду насильно у тарелки удерживать, тебе понравится?

—     Нет.

—     Вот и Муське не нравится. Отпусти.

Сашка пересаживает кошку на лоток и удерживает там, в глубочайшей уверенности, что сейчас ей просто необходимо выдать ожидаемый результат.

—     Муся, тут надо какать! Давай, постарайся.

Вот откуда в арсенале моего ребенка такие методы воспитания?

—     Сань, так может и мне тебя для профилактики на унитазе подержать часок-другой, а ты постараешься?

—     Нет, не надо — хохочет Сашка и тащит Муську в комнату.

У Муськи получается удрать и она забивается под кухонный диван. Муська, кажется, поняла, что пока я  тоже нахожусь на кухне, она может здесь рассчитывать на неприкосновенность. Скучающий Леша подлетает к Муське и, приглашая ее поиграть, валит ее на спину и кусает за шею, за что тут же получает шлепок от Сашки.

—     Леша, нельзя драться!  — Сашка возмущенно защищает свою любимицу, оттаскивая кота за лапы.

—     Саша! Ты учишь кота, что драться – это плохо, а сам при этом делаешь ему больно.

—     А! Понял! – мой понятливый ребенок грозит коту указательным пальцем, соблюдая требование единства воспитательных воздействий.

Есть у нас с детьми такая договоренность – пресекать этим жестом нежелательное поведение кошаков. Например, когда они хотят залезть на кухонный стол. Или когда начинают раскачиваться на шторах.  Усатые-хвостатые дети этот жест запомнили,  и теперь реагируют на него тем, что прижимают уши и ретируются. Для выработки такой реакции я, признаюсь, изначально  стучала пальцем по наглым кошачьим мордам. Сейчас уже можно не стучать. Заученный жест в исполнении детей производит тот же самый эффект. Но в этот раз ненадолго. Леша хочет играть и поэтому снова кидается на Мусю. Прямо живая иллюстрация к статье «Запреты и потребности»

—     Саша, тут запрещать бесполезно. У Леши есть потребность играть. Ты его переключи на другую игру, чтоб он от Муси отстал. Пусть за бантиком охотится, а не Муськиным хвостом.

Сашка берет бантик на веревочке, но сообщает, что играть он будет с Мусей, а с Лешей не будет. Нифигасе дискриминация. И я опять провожу корректировку:

—     Играть надо с обоими. Они же оба наши. Мы за обоих несем ответственность. Нельзя в семье кому-то больше внимания уделять, а кого-то игнорировать. А если бы я сказала, что с Сеней буду играть, а с Саней не буду?

Как-то я все через перенос на личный опыт Сашке объясняю. А почему бы нет? Раз уж это работает. Так Сашка усваивает золотое правило нравственности: поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой.

—     Ну ладно, пусть Леша тоже играет.

Вечером, отправляясь спать, Сашка берет с собой утомленную вниманием Муську.

—     Я хочу, чтоб Муська со мной спала.

Я не в восторге от этой идеи. Гигиена и все такое. Но могу смириться, потому как, в своем детстве сама мечтала спать с котом, а вот реализовать это можно было только в период редких ночевок у бабушки. Пусть у сына будет более счастливое детство. Но не все зависит от Сашкиного желания и моего позволения. Есть еще Муся, мечтающая  сбежать куда-нибудь под ванну.

Придется с сыном поговорить о любви уже сейчас.

—     Сашка, насильно мил не будешь. Пока ты ее силой удерживаешь, она только и ждет возможности, чтоб от тебя удрать.

—     А что же мне тогда делать?

—     Отстать от нее. Смотри, я Лешку никогда не держу, не беру сама на руки, но стоит мне только куда-нибудь присесть, он тут же запрыгивает ко мне на колени и начинает призывно урчать и тереться об руку, чтоб я его гладила.

Сашка отпускает Муську и она  в азарте внезапно полученной свободы пулей вылетает из комнаты.  Сашка задумчиво сидит с минуту. А потом выдает вопрос:

—     А чего она не возвращается? Я же ее уже не держу.

—     А теперь надо терпеливо ждать… Может быть даже несколько дней. Пока она поверит, что с тобой стало безопасно, что ты больше не будешь удерживать,  ограничивать ее свободу. Нужно будет проявлять заботу, но не навязчиво. Насыпать корм, но не заставлять есть. Помогать, если ей понадобиться твоя помощь. Быть рядом, но не пытаться догнать и «причинить добро». И тогда постепенно она начнет тебе доверять. Да, и еще не надо гонятся за Мусей со шваброй и накрывать ее тазиком.

С этого вечера Сашка следит, чтоб у котов всегда была еда и вода. Насыпает корм, напоминает мне, когда корм заканчивается, чтобы купила новый.  Командует: «Выключайте уже свет! Котятам спать пора!» Все правильно: мы в ответе за тех, кого приручили. Через несколько дней замечаю в ногах у спящего Сашки двух котят, свернувшихся в единый серый клубок.

Уж и не знаю, то ли Сашка воспитывает котят, то ли котята воспитывают Сашку. Скорее, верны оба варианта. Мы ведь тоже, воспитывая детей, многому можем у них научиться.

Анна Быкова

Комментарии

Комментарии в соц сетях

Вконтакте

Facebook

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вверх