О страхе, доверии и личном пространстве

slezkaНа этой неделе родителей-пользователей Рунета всполошила статья про «группы смерти» — сообщества в соцсетях, где призывают подростков совершать самоубийства. Ответной реакцией пошла волна статей, где призывают усилить контроль, мол «лучший способ уберечь ребенка — тотальная слежка» Намеренно не буду давать ссылку на статью, в которой даются советы: «родители должны знать все логины и все пароли от всех ресурсов, на которых их ребенок тусуется. И раз в два-три дня туда заходить и смотреть, в каких группах он состоит, с кем и о чем переписывается. Только так можно понять, чем ребенок живет»

Только так можно понять, чем живет ребенок, при условии, что естественный диалог в отношениях уже отсутствует и нет никакого шанса его вернуть.   А что дальше? Камера видеонаблюдения в комнате подростка? Прослушивающее устройство на его телефоне?

Если за каждым шагом подростка будет тотальная слежка, то у него не останется личного пространства для жизни. Жить будет негде. Везде территория слежки.  Если подросток обратил внимание на подобную группу, значит уже есть сомнения в смысле жизни. Он решает для себя вопрос: «Зачем жить?» Если трагическим образом в его голове сойдутся «жить незачем» и «жить негде», последствия могут быть страшными. Слежка, идейно назначенная инструментом спасения, может обернуться инструментом  подталкивания.

Представьте, если все ваши смски, почта, переписка в соцсетях будут просматриваться, карманы и сумки обыскиваться, история посещений браузера детально изучаться — улучшит ли это ваше эмоциональное состояние? Добавит желания жить?

Когда родитель начинает следить за подростком, вскрывать его аккаунты в соцсетях, читать его личную переписку, проверять смски и историю браузера, в чьих интересах он действует, чью потребность реализует?

Давайте будем искренне с самим собой. Делается это не в интересах ребенка и его потребностей не реализует. Делается это из тревоги родителя и его потребности в собственном спокойствии. А если это делается для родителя, то эмоциональное состояние подростка не улучшит, не добавит ему устойчивости.

Пропасть между подростком и родителем от слежки будет нарастать. Когда у вас есть вся информация о жизни подростка из его личной переписки, то теряется необходимость что-то специально делать для того, чтобы установить с ним доверительный личный контакт, чтобы он что-то рассказал сам. Родитель идет по легкому пути. Если энергия расходуется на слежку, она не идет на улучшение личного контакта с подростком и не добавляет ему устойчивости.

Спокойствие от слежки может быть иллюзией. Подростки не дураки. Они могут создать липовый аккаунт, общаться не со своего компьютера/планшета/смартфона, а попросить у приятеля. Один приличный аккаунт держать для отвода глаз родителей, изредка писать там что-то типа «что нам задали по литре?» или «го в кино?», а общаться о том, что реально волнует, с другого.  Необходимость врать родителям не улучшит эмоциональное состояние подростка и не добавит ему устойчивости.

А если родители решат, что слежка затруднена как раз по причине общения с другими детьми, что будет следующим родительским действием? Запретить ребенку иметь друзей? Запретить ему ходить к ним в гости? Насильственное сужение круга общения не улучшит эмоциональное состояние подростка и не добавит ему устойчивости.

Отсутствие личного пространства не улучшит эмоционального состояния подростка и не добавит ему устойчивости.

Очень точно эту проблему выразил Януш Корчак: «В страхе, как бы смерть не отобрала у нас ребенка, мы отбираем ребенка у жизни; оберегая от смерти, мы не даем ему жить»

 

Комментарии

  • С одной стороны должен быть диалог и доверие, а с другой стороны, есть такие группы где очень хорошо промывают мозг и все диалоги сходят на «нет». Так что контроль должен быть.

    • Проблема не в группах. Последовательность другая. Сначала возникает психологическая проблема, все диалоги сходят на нет, появляется подходящий субстрат. Если нет подходящего субстрата, то никакое влияние извне не сможет вырастить идею суицида. Если же есть субстрат, то даже надпись на двери «выхода нет», взрастит суицидальную идею.
      Контроль должен быть, внимание должно быть, интерес к делам ребенка должен быть. Но все это не равно «тотальная слежка».

  • Согласна с комментарием выше, что здесь важен баланс. Мы до этого возраста еще не доросли, поэтому мне сложно сказать, как буду вести себя я, если, например, ребенок будет общаться с кой-то сомнительной компанией. Обойдется ли все разговорами или нужны будут более авторитарные меры? Все-таки у меня нет уверенности, что даже при хорошем контакте мнение родителя перевесит мнение сверстников, особенно если их много. неоднозначный для меня вопрос…

    • Оля, не может быть тут баланса. Либо я уважаю личное пространство ребенка и не позволяю себе читать его личную переписку и личные дневники. Либо читаю. Какой тут может быть баланс? Читаю только одним глазом?
      Я согласна, что бывают случаи, когда это уже крайне необходимо, когда это последний шанс хоть что-то узнать о ребенке. Но тогда это именно крайняя мера, а не мера профилактики. И это про исключение из правил, а не про баланс.

      • Баланс — в том, чтобы проявлять и деликатность (с одной стороны), и строгость с другой. Я тоже не сторонник чтения смс-сок и переписки в соц.сетях. Отношения это рушит однозначно. Но если увижу у ребенка какие-то проявления, которых не хотелось бы — думаю, что буду прибегать и к более строгим мерам, чем только разговор.

        • Оля, данная статья конкретно про чтение личной переписки. Здесь не говорится о полном отсутствии строгости в виде четко очерченных рамок дозволенного.

Комментарии в соц сетях

Вконтакте

Facebook

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вверх